Одесса в фотографиях (cdyu) wrote,
Одесса в фотографиях
cdyu

“Депутатский наказ”: новая трагикомедия Виктора Павлов

Виктор Павлов специально для “Храбро” выдумал новую историю, полную жизненной правды и неподдельных эмоций. На сей раз она повествует про взлёт простого украинского мажоритарщика, который дерзнул бросить вызов кандидату от “партии власти”.

Опрокинув третью рюмку и закусив солёным огурчиком, я твёрдо решил, что пора баллотироваться в депутаты. Неприкосновенность, депутатская пенсия, возможность преуспевать в бизнесе — что ещё нужно удачливому бизнесмену в полном расцвете сил!? Сам статус “народного избранника” — это уже приятно. Дело осталось за малым: победить на выборах по своему округу.

В случае баллотирования, моим главным оппонентом на округе должен был стать кандидат от партии власти Василий Подкатукович. Пузатый чиновник из управления строительства, наевший двойной подбородок на взятках и откатах. Наибольшими его талантами были баснословная жадность и поразительная при его комплекции изворотливость, позволявшая сохранять своё тёплое место при любой власти. Выступая по телевизору, Подкатукович обещал новые лифты и тотальный ремонт в парадных, русские классы в каждой школе, низкие тарифы на газ и тепло. А также круглогодичную подачу горячей воды и строительство скоростного трамвая.

— Всё это уже могло быть построено, — сокрушался Подкатукович, — если бы прошлая власть не состояла из мерзавцев, воров и взяточников, жаждущих пить народную кровь с утра до ночи.

После пятой рюмки я стал раздумывать, как же построить свою предвыборную кампанию. Программы-идеи: всё это шлак. Нормальные люди этим не сильно интересуются. Газеты и телевидение тоже, толком никто не смотрит и не читает. Кому нужно вообще читать эти газеты в нашем простом рабочем районе? Информационный дискурс, или там, “дискурс тела в европейской культуре”. Наверное, политологи думают, что рабочие на заводе или офисные “труженики” только это и обсуждают на перекурах? Нет! Информационной войной Подкатуковича не одолеть: слишком уж основателен. А ведь так хочется его раскатать, словно тесто скалкой!.. Стоп!

Решение пришло неожиданно быстро. Простое и гениальное! Нужно класть асфальт! Свежий дымящийся асфальт – это и есть олицетворение порядка и благоденствия. В его черной глади заключается вся сермяжная правда о стремлении нашего народа к порядку. Кроме того, укладка асфальта это целое шоу: с дымом, кучей рабочих в яркой форме и красочной техникой. А этот прекрасный запах смолы, который возвещает жителям близлежащих домов о наступлении благоденствия… В этом есть соль, этого нельзя не заметить, никто не останется равнодушным! Будут рады и пешеходы, и автомобилисты. Дело в том, что когда китайские и отечественные автомобили едут по плохому асфальту, в них дребезжат гайки и подпрыгивают панели. Чтобы исполнить свой депутатский наказ перед избирателями, нужно везде класть асфальт. Ведь и мамашам будет легче тянуть детские коляски, и даже местные ребятишки разобьют меньше коленок. Бабульки на лавочках будут обсуждать, “как много делает для района достопочтенный депутат Кальт”.

Мгновенно созрел слоган: “Голосуй за Кальта, чтоб избыток был асфальта”. По-моему, прекрасно.

***

С мыслями об асфальте я шёл по району в поисках хорошего рассола и вдруг увидел церковь. Не заручиться ли мне поддержкой всевышнего? — подумал я, и вошёл в храм господень. Ну а что: ведь издревле властители и полководцы заручались божьей помощью в своих деяниях.

Я подошёл к батюшке и выпалил: “Святой отец, благословите мой асфальт, буду класть его по всему району, нужно будет подъехать, ибо благое дело”.

— С выездом 200 долларов, — ответил священнослужитель, чинно сложив руки на животе.

— По рукам, — ответил я и улыбнулся. Помощь свыше обещала быть не столь обременительной.

— Наш храм принимает пожертвования, — продолжил поп, хитро щурясь, — конечно же, имя благодетеля не будет забыто.

Договорившись о помощи божьей, я так же легко согласовал свои планы с КП “Горгидрадороги”. Впереди было самое важное: встреча с избирателями.

***

Ко встрече с избирателями я подошёл основательно. Был организован целый праздник — “День Асфальта”. Установили сцену. Пригласили музыкантов, детский русский народный танцевальный коллектив и диджея. Асфальтоукладочную технику подогнали на площадку и выстроили, прямо как на параде. Перед катками встали рабочие в оранжевых робах, украшенных девизом “Голосуй за Кальта, чтоб избыток был асфальта”. Всё выглядело просто великолепно. Площадку украсили ленточками и воздушными шариками. Батюшка размахивал дымящимся кадилом. Настоящий праздник.

Одесситы начали собираться ещё до начала мероприятия. Убеленные сединами старушки вышли со своими дедушками на променад. Молодежь курила в сторонке и с интересом поглядывала на разворачивавшееся действо. Люди шептались, смотрели и силились понять, что происходит. Толпа стеклась внушительная.

Я вышел на сцену и осмотрел собравшихся.

— Здравствуйте одесситы, я кандидат Кальт, — воскликнул я. — Я пришёл, чтобы принести благоденствие в наш район! Сделать наши дороги ровными, чистыми и гладкими.

— Асфальт, асфальт! — начали скандировать сотрудники моих фирм и предприятий, которых я обязал прийти на мероприятие.

— Асфальт! Асфальт! — неожиданно бойко откликнулась толпа. Моё сердце учащённо забилось.

***

“День Асфальта” плавно перерос в “Триумф Кальта”. Процессия из техники на протяжении двух недель двигалась по району, асфальтируя всё на своём пути. В голове этого пробега шёл автомобиль с мегафоном и музыкой. Все межквартальные проезды и протоптанные по целине дорожки теперь были покрыты чистым, свежим, гладким чёрным асфальтом. Другие кандидаты со своими “субботниками по уборке парков” смотрелись блекло.

Успех обещал быть оглушительным. Люди благодарили меня за новый асфальт, автомобилисты жали руку. Старушки говорили теплые слова. Много лет им приходилось прыгать через лужи и выбоины и вот, наконец, мучениям был положен конец. Близился день выборов. Моё сердце трепетало.

***

Выборы завершились и начался подсчёт голосов. Я с нетерпением ждал результатов в оперативном штабе. Раздался первый звонок, секретарь вывела его на громкую связь.

— Победа! 68% за Кальта, экзит-поллы также подтвердили наши предварительные результаты, — радостно пропел в трубку мой наблюдатель.

Штаб ликовал, сотрудники открывали шампанское. Мечты сбываются!

Наутро офисы и склады моих фирм и предприятий посетили многочисленные поверки, налоговая, СЭС, СБУ, прокуратура, пожарные. Никто не брал взяток, зато сотрудники этих органов придрались ко всем, даже мельчайшим нарушениям. Работа была полностью парализована, изъяты компьютеры для проверки бухгалтерии и наличия пиратского ПО. Склады и офисы были опечатаны СЭС. Всё утро телевидение распиналось о нечеловеческих условиях, в которых я, якобы, заставляю работать своих сотрудников. В один момент праздник сменился кошмаром, ещё и навалилось проклятое похмелье.

Вечером объявили результаты выборов по моему округу. С результатом в 68% победил кандидат от партии власти Василий Подкатукович. Я был вне себя от ярости и сразу позвонил знакомым юристам.

— Мы будем бороться до конца, — сказал я своим штабистам и жителям района, пришедшим поддержать меня у штаба. Люди также не верили в победу кандидата от власти: к тому же, нам удалось добыть копии протоколов.

***

Связанный, я лежал на самом краю обрыва. Ноги уже начинали мёрзнуть: они находились в тазике с цементным раствором. Надо мной нависали четыре мужика с суровыми лицами. Я сохранял хладнокровие: им не удастся меня запугать. Между тем, мужики скучали и ждали, пока застынет цемент. Раствор твердел и цемент обещал быть очень крепким: “строители” Подкатуковича своё дело знали.

— Ов бу н ху, — промычал я, но мой рот был надёжно заткнут кляпом.

Мужики заулыбались и переглянулись, один из них блеснул ухмылкой с золотым зубом, смачно зачерпнул мастерком раствора из ведра и бросил мне в лицо. Цемент был холодным и мокрым: совсем не как асфальт.

— Нечего перечить действующей власти, — сказал другой экзекутор, пристально смотря мне в глаза и смакуя характерные ментовские интонации.

Мужики начали проверять тазик: мои ноги в нём застыли действительно крепко-накрепко, шансов вырваться практически не было. Закатанный в цемент, я мог лишь извиваться на краю обрыва: со связанными руками и кляпом во рту.

— Ты дурак, Кальт, — сказал тот, что был с золотым зубом. Он присел рядом, закурил и продолжил свой монолог, — Избирателям не нужен порядок, им не нужен асфальт, — смаковал каждое слово золотой зуб. — Достаточно обещаний. Сытая, комфортная жизнь должна быть недостижимым идеалом, к которому никогда не прийти, но каждый раз граждане должны верить, что с новым кандидатом эта мечта будет всё ближе. Ведь если взять и обеспечить комфорт и сытость, людей уже не удовлетворят детские площадки, продовольственные пакеты, пустые обещания. Они захотят большего! Более того, граждане перестанут уважать власть, перестанут её бояться. Они решат, что власть им обязана и тогда неизбежно случится революция. Наш, курс, курс партии власти — напротив, направлен на стабильность!

Мне до смерти захотелось заорать через кляп, что хорошие дороги намного важнее любой стабильности. Я сделал неосторожный рывок, брыкнулся, но не удержал равновесие и нечаянно сам опрокинулся в обрыв. “Жаль, не успели нанести разметку”, — лишь подумал я.

Tags: thebook
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment