Одесса в фотографиях (cdyu) wrote,
Одесса в фотографиях
cdyu

Записки натуралиста: целый исполком так и не смог решить, как бороться с отравлением воздуха

Слегка покрасневший от температуры Алексей Костусев поправляет галстук и открывает заседание исполкома. Срочное дело: отравление воздуха внезапно снова попало в поле зрения власти. Мэр настроен очень решительно.

Костусев: вчера я встречался с жителями Суворовского района, которые имеют несчастье проживать рядом с предприятиями нефтехимической отрасли. Одесситы возмущенны бездействием власти. Уже 4 года вопрос отравления воздуха никак не решается. Переписка огромная, но вопрос никак не решается. Давайте сегодня поговорим об этом.

На трибуну пускают исполнителя обязанностей начальника управления экологии Одесского городского совета Валентину Дацюк.

Дацюк: однажды в Одессе появился невыносимый запах. После исполком принял решение установить оборудование ароматического контроля. В 2009-м году была проведена научно-исследовательская работа, подтвердившая негативное влияние нефтеперерабатывающих предприятий на атмосферный воздух в Одессе. На границах санитарных зон количество опасных выбросов превышает нормы до 8-12 раз.

Есть решение о приостановке деятельности предприятия “Одеснефтпродукт”. Тем не менее, оно продолжает работать. Доступ проверяющих на него затруднён. Не выполнено решение об усилении контроля всеми, кроме “Лукойла”, который на данный момент не работает.

Костусев яро негодует: если кто-то думает, что одесситов будут травить, а мы мы будем молчать, он ошибается! Четыре года стоит этот вопрос. Пора принимать экстренные меры!

Дацюк: предприятия конечно нужно остановить! Но обращение в природоохранную прокуратуру закончилось предписанием этой прокуратуры в адрес горсовета: чтобы городские власти сами разобрались с отравлением воздуха.

Костусев обиженно констатирует: мы к ним обратились, чтобы решить вопрос, а они нам сделали предписание… Они предписали закупить оборудование для анализа воздуха, которое у нас уже есть. И отселить людей! Куда их отселить, где взять жильё?

Александр Иваницкий, депутат горсовета: нужно писать в Генеральную прокуратуру Украины! Обращения в природоохранную прокуратуру не дают результата. Представители этого органа не могут войти на предприятия. Нужно уведомлять за 10 дней. За этот срок работы на предприятии просто прекращаются (как хитро устроена система проверок!).

Депутат Иваницкий говорит, что областная экологическая служба не предпринимает действий по решению проблемы. Конечно, господину Вахрушеву вроде как не до этого, он ищет ископаемые на Греческой площади.

Резко высказывается возмущённо трепещущий Олег Брындак: опять мы должны изучать проекты на коленке (вопрос об отравлении воздуха внесли в повестку дня сегодня, хотя обычно вопросы для исполкома готовятся заранее). Непонятно, о чём это решение! Обратиться в Кабмин — это не решение. Если мы можем остановить предприятие, источающее зловонные миазмы, давайте остановим его прямо сегодня.

Дацюк: последние замеры проводились 19 чила. Мер встретилсяс жильцами и обещал им разобраться буквально позавчера. Проблему нужно решать уже сегодня.

Костусев: решение будут оспаривать по формальным признакам. Декларировать намерения нужно уже сейчас. Одесситы должны знать, что власть озаботилась этой проблемой и принимает меры.

Брындак опять злорадно перечит Костусеву: какая реальная польза? Этот проект ничего не решает!

Костусев: если нужно обратиться в Кабмин, я обращусь. Люди должны почувствовать наше внимание. Мы не задыхаемся вместе с ними, но думаем о них. Решение следующего исполкома будет жёсткое. Его будут пытаться отменить при помощи судебных тяжб… Сегодня мы примем декларацию, которую нельзя будет оспорить. Что они будут оспаривать? Обращение мэра в Кабмин?

На трибуну пускают представителей “Синтезоила” (Труханов), “Эксимнефтепродукта” (Косьмин, Филипчук), “Одеснефтепродукта” и Одесского порта.

Эксимнефтеродукт не знает, какие датчики надо ставить.

Костусв: поставьте такие, как поставил Лукоил, что вы в кошки-мышки играете?

Депутат Александр Ищенко: вопрос не решается потому, что нет конкретики. В чём проблема? Это нарушение технологии или устаревшее оборудование. Речь идёт о датчиках. Они обнаруживают утечку, а как предотвратить утечки? Есть ли такое оборудование? Я не слышал о таких проблемах в других мегаполисах. Наверняка с такими проблемами сталкивались не мы одни и существует мировой опыт их решения.

“Синтезоил” выходит из-под удара. Оказывается, что технология их работы в принципе не допускает утечек.

На сцене появляется председатель правления “Одеснефтепродукта”, Александр Рыбка. Гвоздь программы и мальчик для последующего избиения. Он начинает жечь совершенно неприличным образом.

Рыбка: на предприятии было “покращено” 18 резервуаров. Также были “поменяны” газовые клапаны. В этом году мы потратили 470 тысяч долларов для того, чтобы уменьшить выбросы. Предприятие старое, есть резервуары 38-го года. На них латки еще со времен войны. Они нестандартной формы. В связи с этим, возникают серьёзные проблемы инженерного характера, которые затрудняют модернизацию оборудования.

Рыбка начинает искать и другие возможные причины, на которые можно свалить вину. Дескать, гнилая канава, камыши тоже могут быть источником запаха: под эстакадой порта сейчас вообще свалка. Если осмотреть район “Лиманчик”, там ужас. Кстати, я вчера с удивлением прочитал в СМИ, что прокуратура закрыла “Одеснефтепродукт”. Недавно встретил на Приморском бульваре человека с плакатом “Одесса должна пахнуть морем”. Обстановка нагнетается искусственно. За 50 гривен любой лох придёт с подобными лозунгами. Я хочу акцентировать внимание, что даже если мы закроем предприятие, проблема запаха не решится. Приходят общественники и говорят: мы “Лукоил” остановили, остановим и вас.

Возмущённый речами Рыбки Алесандр Иваницкий ставит перед руководителем предприятия острые вопросы: мы год назад свами встречались. Вы многое обещали. Что вы реально сделали?

Рыбка: мы с вами встречалисьь на рубеже этого года. Проблему не решить в один момент. Приходит фирма, предлагают, например, понтонные резервуары за 12 миллионов. Мы рассматриваем их предложение, но резервуары не подходят. Эти переговоры занимают много времени.

Костусев хищнически смотрит на Рыбку, словно голодный кот: из вашего ответа понятно, что вы ничего не сделали. “Ведёте переговоры”… Давайте мы вас закроем, пока вы не модернизируете оборудование?

С прошлого года уровень опасных выбросов углеводорода с содержанием опасных канцерогенов вырос в 10 раз.

Внезапно Ильченко начинает орать, как резаный. Это та самая мужская истерика, которую с явным негодованием обсуждают женщины, работающие в горсовете: нас убеждают, что углеводород — это “природный фон Известковой улицы”! Давайте вас закроем! Проведёте реконструкцию, откроетесь!

Рыбка увещевает спокойный, как удав: 3 миллиона 800 тысяч долларов потрачено на понтоны. Чтобы их привезти и установить, нужны 3 месяца. Когда поставят, мы вас пригласим и всё покажем.

Костусев: вы должны решить, чтобы этих проблем не было! Я видел в Европе, стоит предприятие и вообще ничем не пахнет. Я полностью поддерживаю одесситов, которые стоят с плакатами “Одесса должна пахнет морем”.

Член исполкома, телеведущий Балинов приводит в пример опыт штата Техас, где НПЗ засудили до таких расходов, что они были вынуждены быстро решить проблему, ибо так оказалось дешевле. К слову, в Техасе тоже есть своя Одесса.

Балинов: проблема должна решаться радикально. Обратиться нужно к Президенту. Помимо этого, нужно рассмотреть юридическую сторону вопроса. Поддержать коллективные иски одесситов, или самим выдвинуть эти иски.

Рояль в кустах. Сергей Гриневецкий вступает в дискуссию: это тема развития плана нашего города, как и вопрос качества воды и пищи.

Гриневецкий перечисляет институты, которые должны этим заниматься. Также государственные органы. В зале переглядываются, силясь понять, зачем депутат Верховной Рады говорит все эти вещи и какой с этого прок. Пиар?

Гриневецкий предлагает провести мониторинг и сделать инвентаризацию предприятий. Также бредит об инновациях. Возмущается, что штрафы за разливы нефти высокие, а штрафы за загрязнение воздуха равны нулю.

Гриневецкий: нужно рассмотреть и вопросы техногенного характера. Загнивание грунтов и накопление газов в канализации. По всему городу нужно рассмотреть систему контроля транспорта. На Среднефонтанской воздух всегда был грязен.

Костусев с утомлённым видом ставит странный итог: мы подготовим проект вашего депутатского запроса.

Вклинивается Игорь Шпак: были разговоры, что выбросы углеводорода полезны для здоровья. На самом деле, в этих выбросах присутствуют опасные канцерогены, взывающие рак кожи. В Одессе на первом месте стоит заболеваемость как раз раком кожи.

Прокурор Геннадий Фуртат осторожно пытается намекнуть о главной проблеме, которую упорно не хотят замечать собравшиеся: судя по обсуждению, мы не знаем даже истинной причины появления запахов и не можем точно локализовать источник отравления воздуха.

Присутствующие делают вид, что не услышали.

Депутат Александр Иваницкий: требует действенного внимания от прокуратуры.

Костусев: прокуратура обратилась к нам, а мы обратимся к ним. Ну, давайте же!

Чиновники в зале гомерически ржут.

Брындак вспоминает, что совет может остановить предприятие, неподконтрольное горсовету. Нужно только разобраться, как это правильно сделать.

Мария Ереммнко вспоминает, что исполком может делегировать полномочия управлению экологии, а уж оно-то, конечно, всё порешает.

Костусев: главное соблюсти все формальности!

Александр Ищенко намекает, что мэр наделён полномочиями для подачи иска от имени города. Такой прецедент был с веерными отключениями электричества. Тогда “Одессаоблэнерго” пошло на мировой договор, в этот раз может получиться то же самое.

Депутат Мария Багрий-Шахматова: будет нелишним добавить в решение контроль и штрафы за вывоз мусора, слив канализации, навести порядок на Лиманчике.

В итоге исполком принял… решение. Правда, о чём это решение, трудно разобраться сразу. В первую очередь, нужно понимать, что несмотря на все заявления Костусева о внимании к проблемам граждан, данное решение всего лишь “о том, чтобы принять другое решение на следующем исполкоме, которое якобы сможет приостановить деятельность Одеснефтепродукта”. Это при том, что точный источник отравления до сих пор неизвестен!

Решение принято декларативное. Он призвано обратить внимание на проблему, подготовить решение о закрытии предприятия, усилить экологический и санитарный контроль. Также решение предполагает обращение мэра в суд, чтобы оштрафовать предприятие, а также написать письма в Генеральную прокуратуру, Кабинет министров и лично Президенту. Обращение в Центральную прачечную данным решением, к сожалению, не предусмотрено, хотя действенность такого обращения не менее эффективна.
Tags: thebook
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments