Одесса в фотографиях (cdyu) wrote,
Одесса в фотографиях
cdyu

“Синий лакмус”. Детективная история о смерти министра финансов Украины

Одесский журналист Шурик Холмов ковылял по проспекту Шевченко. Он получил задание написать репортаж с пресс-конференции министра финансов.

Мучимый жаждой, с красными глазами, Шурик проклинал всё на свете: свою редакцию и козла редактора, пославшего его выслушивать очередного маразматического старого пердуна, которого, безусловно, нужно бы было запереть в доме для пенсионеров-даунов, а не выслушивать от него заученные месседжи о неких экономических успехах. В конце-концов, политики в таком возрасте настолько привыкают подстраиваться под ожидания простого сельского избирателя, что сами становятся уже не столько людьми, сколько машинами по генерации бреда за большие деньги.

По дороге в рукав Шурика вцепился городской сумасшедший, который твердил странное сочетание фраз: “белые зубы, белая смерть, белые зубы, чума”. Шурику показалось, что в глазах психа мелькнул огонёк осмысленности, какой-то загадочный знак.

Явившись на пресс-конференцию министра финансов, Шурик обратил внимание на белоснежные, фарфоровые зубы крупного чиновника. Шурик вспомнил, что странная мода на искусственные зубы среди политиков появилась ещё несколько месяцев назад.

Через две недели после пресс-конференции министр умер. В СМИ писали о проблемах с сердцем. Конспирологи же настаивали, что это убийство было заказано ущемлёнными олигархами. Шурик отправился на поиски сумасшедшего. Псих явно был звеном в цепочке странных событий.

Следуя подсказкам информаторов и раздав пачку сигарет бездомным, Шурик вышел к “хате” возле Привоза, в которой жила община бездомных бичей и сумасшедших. Небольшая комната с чёрными стенами была прокурена и в ней повис тяжёлый запах спиртного. Повсюду лежали, сидели, спали и пили самогон бичи.

— Есть ли здесь человек, который говорит о белых зубах? — спросил Шурик, одетый весьма своеобразно специально к этому визиту, — у него сегодня день рождения, я принёс самогона.

Один из алкашей хотел было наехать на Шурика со словами “ты кто, блядь, такой?”, однако, вожак стаи бичей прервал его тычком и приказал будить Гришу. Осоловелый Гриша буквально на четвереньках выполз из каморки, где он спал на матрасе. Старик был уже дряхл, но когда увидел бутыль самогона, глаза его моментально просияли. Он хряпнул живительной влаги, вздрогнул и начал рассказывать, браво жестикулируя. Бичи шепнули, что некогда Гриша был известным телеведущим.

— В министерстве белым порошком травят людей, — твердил Гриша, — министерство покарано Богом за то, что чиновники погрязли в грехах и разврате. Разврат навлёк на них белую смерть, у них разрушаются зубы, они болеют и скоро все умрут. Умрут министры и умрут депутаты, умрут чиновники, умрут все.

— Политики и в самом деле, те ещё бляди, — думал Шурик, — но умирать они уж точно не спешат. Что же это за таинственное министерство?

Гриша уже захмелел, проку от него не было. Под конец речи он что-то жалобно промямлил про “министерство на Гоголя”, рядом с которым он когда-то якобы жил. И тут Шурика осенило. Конечно, Гриша говорил не про министерство, а про “Министериум”: гламурное и пафосное заведение в центре Одессы.

Уже на следующий день Шурик Холмов обустроился на чердаке заброшенного здания напротив и принялся наблюдать.

Перед самим клубом то и дело парковались дорогие кабриолеты и лимузины. Мажорные юноши сновали со своими длинноногими пассиями, а их уют охраняли бойцы с каменными лицами. Пожилые “папики” неспешно распускали павлиньи хвосты. Шурик узнал, что в “Министериум” любят ходить члены правительства во время своих визитов.

Неделю спустя Шурик знал уже многое. Внутри все были довольны жизнью, кроме одной сотрудницы: девушки-официантки, которая каждый день шныряла во двор: она жила в доме по соседству с клубом. Параллельно Шурик нашёл в интернете древний репортаж о том, как строилось увеселительное заведение.

***

Пятилетняя Маша с ужасом смотрела, как незнакомые дяди муровали кирпичами окно в её комнате. Рабочие методично, ряд за рядом, укладывали зловеще красные бруски. Девочке было интересно и страшно одновременно. Она тихонечко пряталась за диваном и тихим голосом звала маму. Однако, мама была на работе. Спустя полчаса строители ушли, почти полностью замуровав окно. Маша, словно испуганный котёнок, набралась смелости и забралась на подоконник, чтобы выглянуть в остаток окна. В окне была серость. Вечером вернулась мама.

— Мамочка, зачем дяди заделали окно?! — кинулась Маша на руки, утирая слезы, — мамуля, нас хотят сжить со свету?

Мама не знала, что делать и что ответить своему ребёнку. За окном строилась летняя площадка дорогого ночного клуба “Министериум”. Владельцы заведения были богаты и всесильны. Заведение посещали только состоятельные и могущественные граждане: депутаты, чиновники и олигархи. Жители, конечно, писали обращения: в прокуратуру, к Президенту. Судились. Никто не мог обуздать эту мафию.

***

— Так не бывает! — подумал Шурик, хотя теперь все звенья цепи складывались. Дедукция у Холмова работала прекрасно. Он знал, что в Одессе министр финансов тоже посещал “Министериум”. Шурик отправился к администратору клуба: прямиком в кабинет.

— Игорь, здравствуйте. Я знаю, — обратился Шурик к администратору, сияющему белоснежными фарфоровыми зубами, — я знаю, почему вам пришлось поставить зубы, и отчего умер министр финансов, который посещал ваш клуб.

— Зубы это престижно, — свысока ответил Сергей, — но кто вам сказал про министра, откуда информация? Присядьте, поговорим.

— Сейчас я вам легко докажу свои слова, — ответил Шурик, открыв дверь, найдя взглядом официантку и попросив её подойти поближе. Шурик попросил воду “Перье” и два стакана. Девушка удивилась, но администратор кивнул ей. Когда дверь закрылась, администратор снял улыбку, под которой была сокрыта весьма недовольная и жёсткая гримаса.

— Вы знаете! Если вы, Шура, будете писать плохо о покойном министре и нашем клубе, мы будем очень недовольны.

— Статья уже отдана в тираж, но сейчас нам важно провести один очень простой эксперимент, — ответил Шурик Холмов, наливая воду во второй стакан из своей бутылки. — Кстати, сегодня скончался ещё один известный чиновник, если вы ещё не слышали.

Девушку, которая принесла воду, он попросил задержаться.

Сергей был в замешательстве, а Шурик тем временем достал две лакмусовые бумажки и поместил их в стаканы. Одна из бумажек окрасилась в синий цвет. Администратор начал покрываться холодным потом. Ему вдруг стало ясно, что произошло с его зубами и, собственно, с министром. Псих Гриша сказал Шурику Холмову правду, хотя его речь и была похожа на бред.

— Это вы убили министра финансов, Маша, а также вы травите других ненавистных вам сотрудников и посетителей — обратился к девушке Шурик, — вы довольны своей местью?

Да, — ответила она. В глазах её играла отвага и готовность предстать перед судом за правое дело.
Tags: thebook
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments