Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Великий исход

Великий исход. Так современники называют события давно канувшего в лету 2021 года, когда миллионы пользователей социальных сетей стали беженцами после разразившейся первой корпоративной войны. Пользователи пережили неописуемый ужас возвращения в реальный мир. Это было начало...

Давайте пройдемся по пунктам

Фейсбук полное дерьмо, в инсте ботов больше чем людей, чаты — анолог форумов — сборище даунов, ВК — мертв, Твиттер еще держится. А в ЖЖ сделали автозамену черточки на тире и это блять гениально!


Лычаковское кладбище во Львове - фото, фото, фото

С третьего посещения удалоссь обойти почти все Лычаковское кладбище. Все благодаря красивой подружке в кедах и с фитнес трекером. Сделал кучу фотографий интересных памятников. Склепы почти не снимал - они очень однообразные даже если древние.



Collapse )

***

По бульвару прошла парочка: несуразный юноша в джинсах на размер больше необходимого и полосатой кофте и девочка украшенная такими залежами сала на своём бренном теле, что даже смотреть стыдно на это безобразия.

Покачивающееся на откормленных ляшках украшала наглая, щекастая харя. Однако парнишка очертя голову пытался приобнять широкие телеса девушки, насколько хватало рук, а она неспешно отбивалась от его срамных притязаний размахивая рукой вверх и вниз, массивными толчками лишая несчастного паренmка на мимими-обнимашечки.

Тем временем солнце зашло, из-за горизонта выплыла чёрная, словно ночь туча, стало холодно. Толстушка, которая судя по запасам жира, могла бы запросто перезимовать с моржами в северном море, отжала у хлипкого паренека полосатую кофту, оставив горемыку в одной майке. Попытки заключить эту фемину в объятья парень позабросил и угрюмо поплелся по бульвару вслед за своей мечтой.

Драматическая история о массовом отравлении гопников посёлка Котовского

Приёмный покой "Скорой помощи" на поселке Котовского превратился в сущий ад. Всюду жались к стенам и стонали гоповатые парни в "канголках" и спортивных костюмах. Некоторые были настолько жалки, что уже лежали на полу, скрючившись от боли. В коридоре стояло ужасающее зловоние. Фельдшер Попов ставил капельницу очередному пациенту.

— Ты чё, братишка, типа доктор, — спросил пациент, — ты смотри, чтобы мне не было больно.

Попов искренне жалел, что попал на эту смену. Однако, факт массового отравления гопников его даже забавлял. Пациенты (члены местной гоп-банды) рассказали, что нашли возле маркета брошенную тележку с семками, арахисом и сигаретами. Конечно же, пацаны немедленно воспользовались свалившимся буквально с неба подарком судьбы. Халявные “семки” не каждый день бывают. Откуда несчастным было знать, что семечки отравлены тубазидом?

За стеклянными дверьми приёмного отделения уже дежурили журналисты. Ребята и девушки с микрофонами переминались с ноги на ногу. Телеоператоры снимали кошмар, происходящий в коридоре. Гопники негодовали, матерились и закрывали лица. Руководство "Скорой" строго-настрого запретило подпускать представителей этих разных социальных категорий близко друг к другу. Во избежание несчастных случаев.

Четверо гопников умерли в тот же день, ещё несколько умирали в течение двух недель от цирроза печени, остальные были выписаны и разбежались домой к мамочкам.

Однако, в СМИ и на "Одесском форуме" развернулась небывалая дискуссия. Одесситы разделились на две категории. Половина горожан утверждала, что травить гопников правильно, и, более того, необходимо, чтобы они не кидались по вечерам на людей в тёмных переулках. Вторая половина одесситов утверждала, что гопники — тоже люди, и заслуживают гуманного отношения наравне со всеми. Ну и, конечно, все, кроме милиции, принялись искать отравителя. Было составлено описание высокого мужчины в очках.

***

Арсений Петрович вышел из дому, чтобы купить хлеба в ближайшей будке. На улице уже смеркалось. Внезапно из-за угла вынырнули три фигуры.

— Дядя, закурить не найдётся? — спросил его полный пацанчик. Арсений Петрович ребят плохо расслышал и начал поправлять маленькие круглые очки, чтобы получше рассмотреть собеседников.

— Витос, да чё базарить, это же он, — подхватил второй гопник, высокий с квадратной челюстью.

— Да, Виталик, похожий штрих, — сказал Витос и с вертушки зарядил Арсению Петровичу прямо в лицо.

Очки разбились, Арсения Петровича повалили на землю и начали бить ногами. Сбежалась толпа зевак, люди начали спрашивать, за что бьют, а узнав, что этот мужчина — отравитель гопников, потребовали сдать его в милицию. Спустя минуту жители района потащили несчастного и избитого Арсения Петровича в ближашее отделение милиции.

— Что же ты, сука, правильных пацанов потравил, — спросил Арсения Петровича следователь, — думал, можно просто так по дворам отраву рассыпать?

Арсения Петровича снова начали бить. Задрипанное помещение РОВД поплыло перед глазами несчастного, после чего Арсению дали в руку ручку и положили перед ним лист бумаги. Следователь сказал: "Пиши! С мои слов записано верно..."

— Вы же милиция... — робко попытался возмутиться Аресений Петрович, — за что меня так, я же никого не травил?

— Чё ты сказало!? — грозно навис над несчастным следователь, — была тут у нас такая Юлия, тоже говорила, что не травила, теперь сидит. Она даже в Европейский суд жаловалась, не помогло это ей и тебе, мудило, не поможет. Нечего правильных пацанов травить.

— Я правозащитник, либерал, — на последнем дыхании воскликнул Арсений Петрович, но собравшиеся принялись канифолить интеллигента с новыми силами. Вскоре Арсений не выдержал и подписал признание в отравлении гопников.

***
Минули десять лет. Арсений Петрович вышел из ворот тюрьмы и вдохнул воздух свободы. Он перебирал чётки и любовался весенней, расцветающей природой. Тело Арсения было покрыто татуировками. Он цыкнул блестящим металлическим зубом и, преградив путь проходившему мимо гражданину в несуразном пиджаке, спросил: "Паря, есть закурить?".

***

Нужно сказать, что гопники всё время отсидки Арсения Петровича продолжали умирать от отравлений и вскоре их не стало вовсе. Таинственный отравитель так и не был найден, а случаи отравления списывались на палёную водку. Менты, "раскрывшие дело" и расколовшие Арсения Петровича, за десять лет заработали уйму денег и подались в бизнесмены, а оттуда — в политику.

Украинской службе Би-Би-Си пришёл Песецкий

Украинская служба Би-Би-Си опубликовала обзорный материал про одесские выборы, в котором утверждает, что основную конкуренцию “Партии регионов” в Одессе и Одесской области составит партия Виталия Кличко “Удар”. Такой вывод британский политический вестник делает на основе мнения одесского политолога Валерия Песецкого.

okean1-410x296

В свою очередь, Песецкий обосновывает свои доводы тем, что в “Удар” вошёл Эдуард Гурвиц. И удивителен не сам факт стабильности рейтингов “Удара” (“регионалы” сами случайно зачистили для него избирательное поле, а теперь, одумавшись, даже запускают антирекламу на ТВ). Удивителен сам факт появления Песецкого в эфире “Британской вещательной корпорации”. К тому же, весьма непрофессионально рассуждать о перспективах “Удара” без уточнений. Ведь если по спискам эта политсила и может набрать 10-15%, то на мажоритарных округах пока нет сигналов, чтобы “ударники” составляли серьёзную конкуренцию кандидатам от партии власти.

Напомним читателям, что Валерий Песецкий является одним из наиболее эпических одесских неудачников. Баллотируясь на выборах мэра Одессы под лозунгом “Умному достаточно”, этот гражданин набрал всего 301 голос. Ранее политолог устроился на работу к Игорю Маркову, где предложил партии “Родина” полностью отказаться от поддержки русского языка и культуры, и выполняя эту программу в течение месяца, обвалил рейтинг партии, после чего был с позором изгнан и вскоре переметнулся в противоположный политический лагерь, к экс-мэру Одессы Эдуарду Гурвицу.

Городской фельетон: как одессит победил власть взяточников и тунеядцев

Пётр Бережнёв гулял по блошиному рынку возле Привоза и размышлял о том, кто придумал такое странное название для базара, которому больше подошло бы название блохастого. Неожиданно к нему подошёл бездомный Гриша и предложил купить прекрасный многофункциональный фотоаппарат за совершенно смешные деньги. Руки Гриши в это время дня обычно уже неистово тряслись, а трубы жарко пылали. Гриша принялся расхваливать невесть откуда раздобытое чудо японской техники на все лады. На Привозе поговаривали, что некогда он был телеведущим.

— Это волшебный фотоаппарат, — не унимался Гриша, — он побеждает зло! Сфотографируй злого человека, милок, и он исчезнет.

Бережнёва этот рекламный месседж весьма позабавил. Он уже давно хотел расстрелять и перевешать всех одесских злодеев. Некоторых даже посадить на кол. Однако, фотоаппарат был предложен по весьма выгодной цене и поэтому бездомный Гриша получил достаточно средств, чтобы кутить напропалую ближайшую неделю.

Первым делом Бережнёв сфотографировал уличного кота. Фотография получилась отличной, однако, когда Пётр захотел сделать ещё несколько кадров, кот испарился неведомо куда. Гуляя по Одессе, Бережнёв продолжал фотографировать, и с каждой новой фотографией как-то незаметно для него с улиц волшебным образом исчезали люди, проекции которых оставались только в памяти чудо-аппарата. Пётр же заметил этот феномен только после того, как вечером сфотографировал жену. Внезапно обрушившиеся на него несколько часов тишины и покоя внезапно заставили осознать происходящее и проанализировать события. Пётр покрылся холодным потом, а волосы на его теле зашевелились.

Выйдя из состояния шока, Бережнёв начал размышлять. Жену было жалко, но спокойная жизнь ему вдруг неожиданно понравилась. Жаря на следующее утро яичницу (обычно это делала жена), Пётр подумал: а что если применить волшебную силу фотоаппарата с пользой для общества? Заставить исчезнуть всех взяточников и казнокрадов! Решено.

По жизни Бережнёва больше других возмущали водители маршруток. Не выдают билеты, постоянно болтают по мобилке, ездят, как последние идиоты, графика нет никакого. Точнее, график такой: набить на конечной полную машину пассажиров и затем плестись со скоростью поломанной телеги по городу. Бережнёв сел на велосипед и шустро поехал в рейд по конечным остановкам, фотографируя водителей маршруток. Проредить их ряды удалось довольно быстро.

Когда водители были изничтожены, в городе дышать стало как-то полегче. Правые полосы освободились для велосипедистов. Никто не сигналил, оставшиеся водители жались и шарахались.

Бережнёв понял, что теперь пора разобраться и с ненавистной городской властью. Он покатил на своём велосипеде в направлении городского совета. Мимо проезжали переполненные трамваи, а одесситы брели пешком вдоль дороги: маршруток больше не было. Люди заполонили улицы, все обсуждали происходящее и только особо озабоченные граждане выстраивались вдоль дороги, чтобы остановить машину. Бережнёв оценил это как временное замешательство после шоковой терапии. Он крутил педали и размышлял, как всё будет хорошо, когда ему удастся покончить с гнилой властью. По дороге он позвонил проверенным друзьям, чтобы они готовились взять бразды правления в свои руки и навести порядок в городе.

Прикатив к зданию на Думской, Пётр первым делом начал фотографировать милиционеров. Эти охранники-вахтёры всё равно никакой пользы обществу не приносили. С остервенелостью маньяка и ощущением творимого доброго дела, Бережнёв вошел в городской совет и принялся изничтожать чиновников и чиновниц кабинет за кабинетом. Спустя час коридоры власти опустели, там была мёртвая тишина. Стало слышно, как в подземельях горсовета скребутся мыши.

Преступная клика была свергнута и Бережнёву вместе с командой оставалось всего-навсего занять её место. Однако, вскоре, сидя в кресле мэра, Пётр осознал, что отдавать указания некому. Воры-чиновники уничтожены, но никто кроме них не знает, что надо делать. Тем временем, разъярённые транспортным коллапсом одесситы собирались возле здания на Думской. Информация о случившемся стала достоянием СМИ, но ещё раньше с рабочих мест разбежались дворники. То тут, то там начали вырастать кучки мусора. Мусоросборщики боялись выходить на маршруты: они опасались, что тоже будут сфотографированы.

Менты и чиновники, депутаты и олигархи в спешке покинули город последними рейсами. Окрылённый успехом, Бережнёв вышел к людям на Думскую площадь.

Одесситы! — воскликнул он, — настала пора свободы! Наконец-то сброшен гнёт чиновничьего ворья. Банда повержена и бежит!

Толпа горожан стояла в тишине. Из нёё раздался тихий робкий голос.

— Скажите, а как мы доедем домой?

Бережнёв с нескрываемым удивлением посмотрел на сказавшую это бабульку. Божий одуванчик, что с неё взять. Она не горит справедливой революцией.

— Не об этом сейчас нужно думать, бабушка, — сказал Бережнёв, — а о том, как построить новое справедливое общество без клики прохиндеев и паразитов, грабящих народ.

Однако, толпа свирепела. Из неё раздавались все новые возгласы.

— Кто будет убирать мусор? Кто будет охранять порядок? Как нам работать? Как теперь попасть домой?

Из окна соседнего дома закричали, что у них уже отключили воду. Толпа с ненавистью смотрела на Петра Бережнёва. Его возгласы о новом порядке и скором благоденствии начинали тонуть в нарастающем гуле всеобщего негодования. В толпе поймали воришку, хотели было сдать в милицию, однако, никакой милиции больше не было. Бережнёв, осознав происходящее, начал пятиться назад. Гневная толпа напирала. Внезапно во всём городе отключилась электроэнергия. Воцарилась темнота, а Бережнёв дёрнулся, словно его ударило током, и побежал со всех ног. Разъярённая толпа ринулась за ним. Пётр нёсся, не чуя под собой страны и фотографируя тех, кто подобрался ближе всех к нему. Таким образом он избавился примерно от трёх десятков преследователей. Его единственная надежда была на Гришу.

***

Хорошее знание одесских двориков спасло Петра. Он выдохся, но был уже на Привозе и клял Гришу, как только мог. Гул остался где-то позади. Интуитивно нырнув в первый попавшийся бомжатник и пробежав по инерции ещё пару метров, Пётр не прогадал. Гриша был тут и грелся в забытьи у костра.

— Ну что, набегался? — Гриша даже не приподнял век, он сидел, словно медиум.

— Твою мать! Сделай что-то! — Пётр не знал, что именно нужно делать, но хаос в городе ему не понравился. Он совсем не так видел справедливое общество.

Гриша медленно покачивался, языки пламени живописно освещали его просветлённое лицо.

— Ты не знаешь, чего хочешь. Я когда-то был весьма популярен в этом городе. Потому что я сфотографировал на этот аппарат уже очень много чиновников, но никому не открыл свой секрет. И знаешь, почему никто не заметил моих проделок? — Гриша выдержал эффектную паузу. — Потому что я фотографировал их пос-те-пен-но! Понимаешь! Постепенно, по очереди! Я никуда не торопился! И в итоге всех пережил. А ты сфоткал всех сразу, вот и носишься теперь по городу, словно угорелый.

Пётр вначале нахмурился такому ползучему гришиному оппортунизму. Но Гриша не обиделся и показал, как восстановить всё обратно: оказывается, резервные копии сфотографированных забекапились на флешке.

***

На следующей неделе волнения утихли. Воры и коррупционеры входили в нормальный темп своей работы. Что произошло — никто так и не понял. И только то тут, то там в последующие годы начали буквально “гореть на работе” разные ответственные лица. Вот исчезали, и всё тут. Сей феномен позже списали на паранормальную активность Жеваховой горы.