Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

“Дело правозащитника Блощицы”: интервью с обманутым американцем

Благодаря публикациям “Храбро”, следствию по делу Георгия Блощицы дан ход. Свои показания дал приехавший в Одессу Девин Баттлей, а также свидетель по делу.

IMGP1570-410x341-1

Как рассказал представитель Девина Баттлея Андрей Манило, два года правохранители не хотели возбуждать уголовное дело, однако, после журналистского расследования и обращения Девина на имя Президента Украины, исполняющий обязанности прокурора Приморского района Юрий Коджебаш дал делу ход.

Также стали известны новые подробности “Дела Блощицы”: со слов самого американца. В связи с особой резонансностью дела, материалы публикуются “как есть”, благо что мнение второй стороны тоже представлено на страницах сайта.

Девина Баттлея с Блощицей познакомил Андрей Манило, который владеет агентством знакомств. Баттлей намеревался найти себе жену в Одессе через это агентство. Сам же Манило познакомился с Блощицей ранее, содействуя продаже квартиры на Соборной площади.

Владельцы квартиры желали продать её за 300 тысяч долларов. Манило предложил эту квартиру Блощице за 350 тысяч, сторговались на 340 тысячах, однако, владельцы квартиры узнали о подробностях сделки, подняли цену до 320 тысяч и хотели отстранить Манило от сделки. Тем не менее, Блощица купил квартиру и выплатил Манило 20 тысяч вознаграждения, чем и заслужил дальнейшее доверие.

Блощица предложил Манило заняться поисками иностранцев для участия в своих инвестиционно-строительных проектах. Таким образом Манило и свёл наших героев, будучи владельцем агентства знакомств, через которое Баттлей искал себе жену в Одессе. В то время американец приехал в Одессу. Отметим, что на родине Девин Баттлей занимается дистрибуцией байков известных марок: “Харлей Дэвидсон”, “БМВ” и “Дукатти”.

Итак, Георгий Блощица договорился с американцем о получении займа суммой 714 тысяч долларов на реконструкцию здания по адресу Троицкая, 32а и создания на его базе офисного центра. Деньги Блощица получал частями, чтобы можно было удостовериться, что работы и в самом деле производятся. Всего было 4 банковских перевода: по 200 тысяч долларов и один размером 114 тысяч. Нужно отметить, что проценты взимались с каждой следующей суммы ещё до перевода денег в Одессу. Иначе говоря, самостоятельно Блощица их не выплачивал.

Отдельно стоит упомянуть фигуру адвоката Девина Баттлей, Михаила Рынденкова. Во время заключения договора займа, он потребовал 2% (14 000) за ведение сделки. Баттлей Рынденкову в уплате этой суммы отказал, однако, адвокат получил деньги от Блощицы.

После последнего перевода денег выплата процентов прекратилась. Девин Баттлей рассказал, что во время его приездов в Одессу Блощица несколько раз отдал по 500 долларов. Один раз лично и ещё раз через помощника.

Андрей Манило отмечает, что это тактика работы с банковскими кредитами. В частности, на покупку квартиры на “Соборке”, которая упомянута выше, он взял кредит в 400 тысяч долларов у банка “ПУМБ”. Этот кредит Блощица погашает также мелкими суммами, так как по украинскому законодательству, пока он платит, его нельзя привлечь к ответственности.

Некоторое время спустя адвокат Девина Михаил Рынденков предложил решение проблемы. Так как денег нет, Девину, предложили забрать здание на Троицкой. То самое, в реконструкцию которого он вложил деньги.

Во время встречи сторон у нотариуса, Рынденков сказал Баттлею, что здание можно переоформить, только разорвав договор займа и списав долг Блощицы. Баттлей, доверяя своему адвокату, согласился разорвать договор. Уже на следующей встрече у нотариуса, Блощица потребовал отдать ему в безвозмездное пользование один этаж этого здания, и Баттлей согласился. Но Блощица затем потребовал ещё 100 тысяч долларов: “на предвыборную кампанию”, как он объяснил. Когда Баттлей отказался выполнить эти условия, Блощица отказался оформить на него офисный центр.

В течение двух лет Девин Баттлей обращался в правоохранительные органы, но ход делу был дан только в июле 2012 года. Мы следим за развитием событий.

“Черноморский яхт-клуб” в Отраде: инвестиции наперекор коррупции

Власти регулярно заявляют о необходимости привлечения иностранных инвестиций. Однако, когда дело касается реальных инвесторов с крупными капиталами, громкие заявления отходят на второй план.

Например, организация с красочной аббревиатурой УМРИ (Украинская морская речная инспекция) запретила выходы в море детско-юношеской спортивной школе по парусному спорту № 13, которая существует на базе ДП «Черноморский яхт-клуб». Причиной такого решения стало то, что в журнале выхода в море нет сквозной нумерации. Как пояснил директор яхт-клуба Сергей Котов, УМРИ требует прекратить тренировки до повторной проверки. Однако, поскольку у инспекции нет реальных полномочий что-либо запретить, в яхт-клубе просто-напросто исправили журнал и продолжают ходить в море: назло чиновникам.

Черноморский яхт-клуб и парусная школа финансируются за счёт иностранных инвестиций. Это деньги российского предприятия «Transbunker sailing team». Деньги идут с подачи Сергея Пугачёва, выходца из Одессы, который ныне является крупнейшим держателем акций и председателем совета директоров компании “Трансбункер”. Эта компания владеет 12-ю судами, пятью нефтебазами, нефтеперерабатывающим заводом и осуществляет бункеровку судов в многих портах Украины и России. Сергей Пугачёв и сам в юности учился в Одесском яхт-клубе. Парусным спортом он занимается до сих пор.

Одесский яхт-клуб был построен в шестидесятых годах: в процессе создания берегоукрепительных сооружений. После развала СССР он оказался убыточной графой в составе расходов Одесского черноморского порта. К 2005-му году убытки достигли полумиллиона гривен в год и правительство приняло решение избавиться от обузы, создав отдельное государственное предприятие «Черноморский яхт-клуб»: с целью поиска инвесторов.

Без поддержки порта предприятию пришлось нелегко. Сам яхт-клуб был недостроен. Отсутствовали водопровод и отопление, а место для стоянки яхт оказалось не таким уж и удобным в связи с отсутствием подъезда транспорта. Ну кому из богатеев захочется пилить километр по склонам с авоськами, чтобы попасть на собственную яхту?

Инвестор нашёлся в 2006-м году: группа компаний “Трансбункер” подписала договор о совместной деятельности, который предусматривал строительство школы и реконструкцию клуба. Инвестор взял на себя обязательства вложить 50 миллионов гривен в развитие яхт-клуба. Взамен договор предусматривал, что частники смогут зарабатывать деньги, собирая оплату за стоянку яхт.

— На протяжении последних шести лет мы столкнулись со множеством проблем, касающихся оформления документов, — рассказывает Котов. — Например, земля и гидротехнические сооружения были оформлены на одесский порт. Переоформление документов заняло ровно год, а ведь без них не могло и речи идти ни о строительстве школы, ни о реконструкции гидротехнических сооружений, ни о проектировании.

Мало того, что власти никак не помогают парусному спорту в Одессе, так они ещё пытаются подоить инвестора по вовсе надуманным причинам. Например, в 2008-м году при согласовании строительства яхтенной школы, исполком горсовета попытался навесить на инвестора обязательство реконструировать дренажную штольню: за 700 тысяч гривен. Выяснилось однако, что штольня вообще находится вне территории яхт-клуба.

Сергей Котов возмущён регулярной травлей в прессе: дескать, “Трансбункер” хочет украсть яхт-клуб. Попытка купить это предприятие действительно уже была в 2009-м году, но решение о приватизации клуба отменила прокуратура. Главная озвученная претензия — что яхт-клуб в случае приватизации может лишиться своей парусной школы и “превратиться в стоянку для элитных яхт”.

За деньги инвестора госпредприятие «Черноморский яхт-клуб» построило школу и душевые кабинки, поставило плавучий причал, закупило яхты (класса “Laser SB3″) и паруса к ним, оборудование, катера сопровождения. Всего на данный момент инвестор потратил 22 миллиона гривен. Ещё 6 миллионов в процессе освоения.

Чтобы отправить ребёнка учиться в школу парусного спорта, родителям достаточно написать заявление и платить по 50 гривен в месяц.

Конечно, яхт-клуб зарабатывает деньги: здесь стоят катера чиновников и прокуроров, которые, кстати, пару лет назад громко жаловались на пятикратный рост цен. Тем не менее, в обществе нет чёткого понимания, что делать с бизнесменами, которые заводят в страну деньги: либо прогнать в шею, либо всё-таки дать право собственности на развиваемый ими бизнес.

Пока инвесторов будут воспринимать в стране как дойных коров, им будет неинтересно идти в Украину. Инвесторы любят не только экономическую стабильность, но и прозрачные условия игры.

Общественность понимает, что любых инвесторов сейчас весьма сложно проконтролировать в условиях тотальной коррумпированности всех правоохранительных органов и всех ветвей власти. При такой обстановке, совершенно нормально желание хоть как-то защитить от посягательств государственное имущество.

Иными словами, общественность не хочет отдавать иностранным инвесторам ни пяди родной земли. Но зачем же тогда говорить, что стране необходимы инвестиции? Зачем ждать вливаний иностранных денег, если инвесторы чётко понимают весь комплекс связанных с этим проблем? Никто не хочет вложить миллионы долларов, а затем оказаться безо всяких прав на свой бизнес.

В Одессе есть оформленное общественное мнение, что яхт-клуб в Отраде должен быть только базой для подготовки спортсменов: без всякой другой коммерции. Но те же одесситы прекрасно понимают, что создание спортивной школы сейчас возможно только за счёт частного капитала, который обязательно потребует что-нибудь взамен.

И это основная проблема нашей страны, которая так хочет привлекать зарубежные деньги. Ментально украинцы ещё живут по заветам коммунистической партии, но фактически всё вокруг уже принадлежит представителям крупного капитала. Сейчас в Украине не существует компромиссной формулы общественного договора: чтобы и бизнесмены были довольны, и горожане не чувствовали себя обворованными. Поэтому западные инвесторы стараются обходить Украину десятой дорогой, а если уж и вкладывают деньги, то с надеждой извлечь сверхприбыль: это такая “доплата за риск”.


Похоже, это главный вопрос, который необходимо сейчас решать экономистам из украинского правительства. Но зачем им мыслить настолько масштабно, если намного проще брать “откаты” по результатам грабительских инвестиционных соглашений и вешать на стенку в своих богато обставленных кабинетах фальшивые дипломы?